ierofanta

 

26.07.2016

Монастырь на Кавказе

 

Далеко всё-таки продвинулся прогресс: в прошедшие века странники-пилигримы добирались до святых мест целыми месяцами, а мне вот потребовалось всего 12 часов, чтобы доехать из Калача-на-Дону до Свято-Михайло-Афонского монастыря в Адыгее. Это учитывая задержку, приключившуюся в дороге из-за небольшой поломки нашего паломнического микроавтобуса. По случаю этой аварии мы прибыли в горную обитель вместо запланированных шести утра в начале восьмого и оттого попали сразу «с корабля на бал», то есть на утреннюю службу.

 

Первое знакомство

 

Я бы не сказал, чтобы убранство монастырского храма было хоть сколько-нибудь богаче или красивее, чем в калачёвской церкви, но в плане торжественности и величественности богослужений он, наверное, может дать фору любому рядовому приходу. И это совсем неудивительно, ввиду того, что, например, в нашем Свято-Никольском храме два священника – отец Димитрий да отец Валерий, а в Свято-Михайло-Афонском монастыре – полтора десятка монахов, и службы они проводят гурьбой.

Почти всю литургию мне почему-то вспоминалась другая церковь – совсем, маленькая и скромная, в Москве, на берегу Яузы, куда я заходил около года назад, постоять и поставить свечку. Совсем непохожая на монастырский храм, даже не знаю, почему у меня возникли эти ассоциации и параллели, атмосфера, что ли, такая же там была, по ощущениям.

По завершении службы мы отправились в трапезную. Это немного мрачноватое помещение, со стенами из грубо отёсанного камня, нависающими сводами и витражом в маленьком окошке, значительно больше напоминает декорации к фильмам про средневековье, чем обыкновенную столовую. Впечатление дополняют простые, грубо сколоченные столы со скамьями, выстроенные рядами у стен.

Начинается монастырская трапеза, по традиции, молитвой. Ей же и заканчивается. Несмотря на то, что до начала Великого поста оставалось ещё два дня, мясное в монастырском рационе отсутствовало напрочь – только картофельно-капустный суп, который, несмотря на постность, оказался необыкновенно вкусным, гречка на второе и хлеб, который пекут сами монахи.

 

В глуби веков

 

После того, как мы насытились материальной пищей, настал черёд пищи духовной – наша группа отправилась на экскурсию по монастырю. Гидом у нас был интеллигентный молодой монах, которого звали так же, как небесного покровителя сей обители – отец Михаил. Он начал с рассказа об истории Свято-Михайло-Афонской Закубанской мужской общежительной пустыни – таково полное наименование этого места.

История эта весьма богата, и, по словам отца Михаила, берёт своё начало ещё со времён Византийской империи и Тьмутараканского княжества. Это живописное уединённое место издавна облюбовали христианские отшельники и схимники, первые пещерные кельи здесь были вырыты ими ещё в VI веке. Но с течением времени регион всё более исламизировался, и к XIV веку на Кавказе остались лишь редкие последние очаги христианства, и те вскоре прекратили своё существование. Здесь как нельзя лучше пригодились подземные катакомбы и пещерные храмы, в которых последние средневековые последователи Христова учения, подобно своим предшественникам времён Нерона и Диоклетиана, скрывались от своих гонителей.

Православие вернулось на эти земли лишь спустя полтысячелетия – в результате экспансии России на Кавказ. По окончании Кавказской войны, после заселения Кубани казаками, встал вопрос о создании в этих местах своего монастыря, ибо монашеские обители тогда являлись важнейшей составляющей не только духовной и религиозной, но и культурной жизни тогдашнего социума. И в 1877 году монастырь, наконец, появился. Его основателем стал афонский монах, выходец из России, отец Мартирий (в миру – Мартин Островых), который ради этого подвига вернулся на свою историческую родину с несколькими своими афонскими братьями. Они принесли с собой так называемый афонский устав, по которому обитель живёт до сих пор (а он является одним из самых суровых и жёстких и требует максимальной самоотдачи и полного посвящения себя «монашескому деланию»).

 

«Казачья лавра»

 

Новый монастырь был назван Свято-Михайловским, в честь небесного покровителя великого князя Михаила Николаевича Романова, сына императора Николая I, который принимал самое деятельное участие в создании монастыря и стал его ктитором (официальным основателем).

За короткое время насельниками пустыни было возведено пять храмов, а помимо того – странноприимный дом, больница, а также два десятка корпусов-«общежитий» с кельями для монахов и послушников. И уже через считанные годы Свято-Михайло-Афонская обитель стала крупнейшим монастырём на Кавказе и паломническим центром. Её ежегодно посещали более ста тысяч паломников. Вторым, неофициальным названием обители было «Казачья лавра».

Но с 1917 года в России настали новые времена, ставшие для Свято-Михайловского монастыря не менее враждебными, чем XIV век для тогдашних насельников этого места. Архистратиг Михаил так и не смог защитить свою обитель, хотя когда-то поверг самого Люцифера. Большевистские комиссары оказались противниками серьёзнее и страшнее, чем Князь тьмы. И Казачья лавра разделила судьбу сотен других обителей и храмов – в двадцатых годах монастырь был закрыт, монахи распущены, а на его территории создан санаторий ГПУ. А в 1946 году, уже после Великой Отечественной войны, часть храмов на месте бывшей монашеской обители была взорвана, в том числе основной, самый большой из них – Успенский собор.

Только в начале двухтысячных то, что осталось от когда-то великого монастыря, было вновь передано Православной церкви. И вот возрождённая пустынь снова действует и принимает паломников.

 

Монастырские реликвии

 

Отец Михаил показал нам усыпальницу создателя пустыни, архимандрита Мартирия. С его мощами связана целая история. Отец Мартирий, ввиду зачастую свойственного многим христианским подвижникам самоуничижения, считал себя настолько грешным человеком, что завещал похоронить себя под порогом Успенского собора, дабы все посетители храма попирали его прах ногами. Много лет спустя, уже после того, как собор был в 1946 году разрушен, местные жители выгребли из развалин всё, что могло представлять какую-либо ценность, а останки бывшего архимандрита просто выбросили, за ненадобностью. И они так и были бы утрачены, если бы не одна женщина, которая захоронила мощи подвижника на краю городского кладбища, и, дожив до того момента, когда обитель начала восстанавливаться, указала то место. Сейчас идёт процесс канонизации архимандрита Мартирия. Скоро он будет причислен к лику святых.

Отец Михаил провёл нас по всем монастырским храмам и вкратце рассказал их историю. В одном из них я увидел икону Николая Угодника из числа тех, что побывали в космосе, на МКС, о чём имеется соответствующий сертификат, подтверждающий этот факт. Впрочем, помимо этой реликвии в обители имеются и другие, неизмеримо более древние и почтенные. В частности – частички мощей святого Тихона Задонского, равноапостольной Марии Магдалины, великомученика Пантелеимона, Георгия Победоносца, Иоанна Крестителя, Феофана Затворника, Максима Грека, двенадцати Оптинских Старцев и многих других почитаемых святых, а также гордость монастыря – частичка Честного и Животворящего Креста Господня, другими словами – креста, на котором был распят Иисус Христос. Всё это богатство, во всяком случае, большая его часть, было привезено на Кавказ с Афона, ещё отцом Мартирием.

Но самой большой неожиданностью для меня было увидеть в стенах монастыря… палеонтологический музей! В специально отведённом для этого помещении собрано огромное количество окаменелостей времён мезозойской эры, когда территория современной Адыгеи была дном моря, в основном – раковины огромных морских моллюсков.

Тут я не удержался и спросил у отца Михаила, а как, собственно, окаменелости многомиллионолетней давности согласуются с библейским Шестодневом?

Сказано, что у Господа один день как миллион лет, и миллион лет как один день, – улыбнулся в ответ отец Михаил. – Так что противоречия нет.

 

Путь на «злую женщину»

 

Посещение музея было заключительной частью экскурсии. После этого монастырский Вергилий оставил нас, и наша группа уже самостоятельно отправилась в направлении целебного источника, который находится на склоне соседней горы Физиабго (что с языка адыгов переводится как «Злая женщина»), в 25 минутах ходьбы от монастыря, если верить указателям. Так ли это действительно – проверить не удалось, потому что наш путь к источнику получился весьма извилистым.

Сначала нашу группу в полном составе занесло в монастырскую блинную, где мы подкрепились перед восхождением вкуснейшими блинами с вареньем (даже я признал их кулинарные достоинства, хотя вообще-то блины не люблю), а затем мы решили свернуть в сторону пещер.

Рассказать про монастырские катакомбы ничего не могу, потому как там не был – отказался от экскурсии по причине клаустрофобии, и остался у входа, полюбоваться в одиночестве горными красотами. Оказалось, что я такой не один – минуты через две из входа в пещеры появилась ещё одна женщина из нашей группы, со словами: «Не могу! Давит, воздуха не хватает, и с сердцем плохо». Жаль, конечно, но никогда не познать нам, клаустрофобам, привлекательности и эстетики древних подземелий.

По словам экскурсовода, раньше сеть подземных ходов была несравненно более широкой – они соединяли между собой все монастырские храмы, и даже выводили к соседнему казачьему посёлку, но сейчас доступна только небольшая их часть. Разумеется, сами ходы никуда не делись, они продолжают существовать, но входы в них замуровали после того, как в подземельях пропали несколько воспитанников колонии для «трудных» подростков, которая была открыта на территории пустыни после войны (имеется в богатой истории обители и такая страница).

 

На вершине

 

Дальше наш путь лежал на смотровую площадку на вершине Физиабго, на которой стоит возрождённый храм Преображения Господня и открывается потрясающий вид на окрестности и далёкие, в голубой дымке, заснеженные вершины Кавказских гор. Правда, дойти до неё было делом не из лёгких. К концу восхождения «нас оставалось только трое из восемнадцати ребят» – до вершины добрались лишь наш организатор Светлана, я и ещё один калачёвец из нашей группы, Павел. Остальные сошли с дистанции. Впрочем, впоследствии выяснилось, что существует и значительно более лёгкий маршрут. Но настоящие русские паломники трудностей не боятся, и преград для них не существует! Так что я честно добился награды, которой удостаивается каждый, у кого хватило сил и упорства подняться на эту вершину – позвонить в колокола строящейся колокольни храма, адресовав Всевышнему свою самую главную мечту.

И только спускаясь с вершины, по другому склону горы, мы, наконец, попали к изначальной цели нашего похода – источнику Святого Великомученика и Целителя Пантелеимона. Про этот родник рассказывают, что его воды помогают в исцелении от различных заболеваний, и даже дурных привычек. При источнике имеется купель, и кто-то из паломников как раз из неё выходил, так что у меня на секунду мелькнула мысль тоже окунуться. Но потом я рассудил, что купаться в первый день весны в воде, температура которой всего +4 градуса – значит искушать почём зря Господа, и от затеи отказался, благоразумно ограничившись простым умыванием.

 

«Лавра» становится снова казачьей

 

После обеда, который являлся одновременно ужином (в монастыре принимают пищу только два раза в день), такого же постного, как и завтрак, состоялось вечернее богослужение. Затем я ещё прошёлся по обители, пытаясь запечатлеть в памяти эти храмы, деревья и влажный горный воздух, зная, что ещё не раз вспомню эти места с ностальгией, и отправился восвояси, в свою паломничью гостиницу. За этот день я получил, наверное, двухнедельную норму ощущений и впечатлений.

А наутро нас ждала ещё одна служба (начало которой, в 7 часов, я, каюсь, проспал, хотя и улёгся накануне совсем рано), после которой состоялся короткий крестный ход, завершившийся открытием на территории монастыря мемориальных досок казакам – полным георгиевским кавалерам, уроженцам местных станиц, с участием специально приехавших на это мероприятие представителей казачества. Кубанцы были при полном параде – в черкесках с газырями и кинжалами, я невольно залюбовался таким великолепием.

После этой, «бонусной», части программы мы напоследок потрапезничали и отбыли обратно.

 

Роман Белоусов

 

 

 

Понравилось? Поставь лайк:

 

Или даже поделись:

 

 

 

 


 

pic

Сканирование молитвы

В момент молитвы или медитации верующего часто охватывает экстаз, чувство единения с Богом (миром, Абсолютом – как его ни назови). Есть множество способов объяснить это с точки зрения эзотерики. Но как описывают данное состояние ученые? Для исследований составлялись томограммы мозга испытуемых, что дало интересные результаты.

 

 


 

pic

Пусть внешность соответствует душе

На днях мне прислали рекламу магазина одежды с христианской символикой, и я подумала: сколько же денег люди тратят на то, чтобы выглядеть согласно своим убеждениям? И всем ли религиозным деятелям так легко найти в России костюм по душе? Предлагаю читателям подборку поставщиков самой разнообразной атрибутики: православной, языческой, кришнаитской, буддистской и даже сатанинской. Как говорится, на вкус и цвет.

 

 


 

pic

Отчитка: для всех и ни для кого

76-летняя пенсионерка из Волгоградской области, совершившая в октябре самосожжение, вовсе не протестовала против чего-то. Она, как пишет «МК в Волгограде», хотела избавиться от демонов, терзавших её. Точнее, её воображение: у старушки были проблемы с головой. Трагедии можно было бы избежать, знай её близкие, что в демонов верят не только состоящие на учёте у психиатра. Обратиться за помощью было к кому.

 

 


 

pic

Обитель в белых холмах

В Воронежской области есть место со сказочно-фэнтезийным названием – Дивногорье: серые нависшие облака оттеняют белизну взгорий и возвышающихся над их склонами див – величественных белокаменных скал причудливых форм, от которых эта местность и получила своё наименование. Появившиеся здесь последователи Христа стали устраивать собственные святилища на месте бывших языческих - и возникли пещерные монастыри.

 

 


 

pic

Наследие афонского странника

Гусёвский монастырь был основан в 1865 году и получил название в честь Ахтырской иконы Божией Матери. По преданию, икона эта была обретена в 30-х годах XVIII века в малороссийском городке Ахтырке чудесным образом. А именно – её, сияющую неземным светом, нашёл на покосе местный священник. И как только он приблизился и поднял образ с земли, на этом месте забил источник.

 

 


 

pic

Буддийский форпост

Всё-таки с такими городами, как Элиста, следует знакомиться в сопровождении экскурсовода. Это в Европе всегда можно без особых пояснений сообразить, что к чему, а если что-то всё же непонятно, то догадаться. Несмотря даже на языковой барьер, просто в силу близости культур. Но Калмыкия – это часть совершенно другой цивилизации, и хотя территориально эта республика находится рядом, своей душой она далеко на Востоке.

 

 


 

pic

2066 год. Российское Исламское Государство

Ещё 10 лет назад увидеть на наших улицах девушку в хиджабе было явлением довольно редким (если не брать традиционно мусульманские регионы). А сегодня, пройдя буквально пару остановок, я обязательно пересекусь хоть раз с женщиной, закутанной с головы до пят. Сделав элементарный расчёт, я предсказываю: через 50 лет у нас без всякой войны будет исламское государство. Никакой мистики: только цифры, статистика, формулы и трезвый взгляд на вещи.

 

Читать все статьи раздела "Религии мира"

 

 

СВЕЖИЙ НОМЕР


nomer

 

МЫ В СОЦ.СЕТЯХ


vk fb ok twitter google youtube



СОЦ.ОПРОС


reklama1

reklama1

reklama1



 

Главная Потустороннее Загадки Авторам статей
Люди, события, факты Здоровье Юмор Писателям и поэтам
Духовные практики Религии мира О нас Рекламодателям
Астрология Отношения Контакты Правообладателям
Нумерология Магия Эзотерические знакомства Специалистам в эзотерике
Эзотерика и творчество Места силы Кодекс этики журналиста Свежий номер

 

 


 

© 2014 - 2017 Эзотерический интернет-журнал "Иерофанта.нет"

Все права защищены