ierofanta

 

25.01.2017

«Для многих же Царства вовсе не будет»

 

«Из жизни английских привидений», «Вампиры Восточной Европы», «Тайный код столичных кладбищ», «Ужасы Французской Бретани», «Страшные немецкие сказки» и так далее – подобные названия книг настраивают на определённый лад, не правда ли? Увы для некоторых и к удовольствию для других лёгкого чтения под их обложками не предвидится – работы затрагивают серьёзные проблемы и пытаются найти ответы на не менее серьёзные вопросы. Некоторые из них мы обсудили с Александром Волковым – автором незаурядных книг о Таинственном.

 

Вопрос избитый, тем не менее: почему всё-таки кладбища, привидения, вампиры, страшные сказки и проч.? Если не ошибаюсь, из всех книг у Вас только «Православные храмы Москвы» лишена «чертовщины» (про «Код Средневековья» и «Музыку в камне» так однозначно сказать нельзя). Но это, опять же, если не ошибаюсь, Ваша первая книга. Поэтому сюда же: отход от «активной приходской жизни» (цитата из биографической справки) связан с закрепившейся литературной специализацией?

 

– Во всех московских храмах я, пусть и не в ранге прихожанина, продолжаю бывать. Но пиши я «Православные храмы Москвы» сегодня, без «чертовщины» не обошлось бы. Хотя бы в части своеобразного переосмысления «демонических» сюжетов современными иконописцами. Или в сфере работы с людьми – от всякого рода кружков до всевозможной торговли. Второе, впрочем, является моральной «чертовщиной» – когда «чёрное» слово на язык просится, – а потому нецензурно во всех отношениях.

Моя первая изданная книга написана наивным неофитом и в наивное для православия время. Она компилятивна и малоценна. «Музыкой в камне» я не дорожу по тем же причинам – сегодня она выглядела бы иначе. «Код Средневековья» вы правильно связали с «чертовщиной». Величайшая средневековая тайна да без потусторонних ужасов?! Кстати, в названии должно было присутствовать слово «Тайна», а не какой-то глупый «Код», требующий разгадки, но издательство навязало свой вариант.

К теме «чертовщины» у Гофмана и Лавкрафта, Кьеркегора и Ницше (недооцененных в этом смысле) я приобщился ещё в юности, до прихода в Церковь. И уход оттуда не был протестом, разрывом, переходом во вражеский лагерь и т.п. Православие подарило мне не только Бога, но и свою чудесную догматику. А вот ни устремлённости в другой мир, ни бесстрашия перед смертью я в нынешней Церкви не нашёл. Сплошь текущие проблемы – бытовые, нравственные, психологические. Обретя духовные ориентиры, я отправился на поиски себя туда, где этим проблемам нет места. Туда, куда рвался с детства. В свой мир – на радость мне оказавшийся и миром Христа.

Если и образовалась новая специализация, то никак не литературная (писал я всегда), а издательская. Зачем-то понадобилось в короткий срок создать и опубликовать ряд книг. И конечно, эту специализацию не назовёшь закрепившейся. На чём она закреплена – на ужасах? Страшен загробный мир в романском искусстве, в городском и деревенском фольклоре (и то не везде – иначе не пришлось бы пародировать сюжеты), в мемориальной символике. Ну а в богословии и философии он… ещё страшнее? Пожалуй. Но только для понимающих.

 

Можно констатировать, что Вы избежали разочарования Церковью, в наши дни – если пользоваться выверенными терминами Рене Генона – деградирующей без связи с Традицией. Однако не у всех ищущих хватает сил, познаний и веры, чтобы, не получив от Церкви искомого, не податься в знак протеста во «вражеский лагерь». Судя по Вашей классификации «свидетелей призраков», приведённой в «Из жизни английских привидений», матёрые атеисты лучше колеблющихся верующих – Вы их даже определяете как «верующие иначе». Получается, лучше уж радикально разочароваться, чем тупо отбывать номер в приходской жизни?

 

– Лучше радикально разочароваться! По одной из версий, знаменитое обращение к ангелу Лаодикийской церкви подразумевает под «тёплым» именно «тупо отбывающего номер» – истукана со свечкой или бьющего поклоны болванчика. Но и атеизм атеизму рознь. Есть атеизм Фейербаха, Маркса, Ивана Карамазова, отвергающих Бога во имя человека, а есть атеизм Ницше, проговорившегося однажды, что «опровергается лишь нравственный Бог». Для Ницше умер старенький Бог, задохнувшийся от сострадания.

Атеист верует. Однако не той верой, которую хочется видеть христианам, радеющим о всеобщем примирении. Мол, ты добрый и бессознательно любишь Бога. Нет, вера атеиста не такова! Не такова вера язычника, вера буддиста и др.

С другой стороны, кто я такой, чтобы выносить суждения о «лучше» и «хуже»? Каждый следует собственной природе, обусловливающей его веру. Перед лицом веры все человеческие оценки рушатся. Не лучше, не хуже, не добрее, не злее. Так, как есть. Каждому по вере его. В нашем случае – каждому по его вере в привидения. Я лишь предположил, что «тёплому», если он поверит в призраков, придётся несладко. Уж слишком он далёк от иных реалий!

 

Мирча Элиаде считал, что фантастика (в смысле: антипод реализма) – суть невидимое присутствие Сакрального, закамуфлированного в профанном. Собственно, туда его помещает профанный же человеческий разум. На Ваш взгляд, можно ли влечение человека к Таинственному считать проявлением востребованности Сакрального?

 

– Фантастику я понимаю очень широко. Самому Элиаде при его всеядности открывались горизонты, на фоне которых то, что принято обозначать словом «фантастика», выглядит этакой эзотерической вечеринкой с танцами, улыбками и пожеланиями долгих лет загробной жизни. Милостивые государи, будьте осторожны в раскрытии тайн – встреча с ними удовольствий не сулит! Вот что я хотел сказать в «Мире неведомого».

«Можно ли влечение человека…?» Ох уж этот «человек»! Вы с ним знакомы? Его личность вызывает подозрения ещё со времён Фейербаха и Штирнера. Не счесть причин, по которым люди влекутся к Таинственному. Кто-то нуждается в Боге, кто-то ждёт встречи с усопшими, кто-то жаждет небытия и т.д. У каждого своя потребность, и каждый навязывает итог её реализации всем и каждому. Ведь разум не просто помещает Сакральное в профанное, он ещё и формирует собственное представление о Сакральном, не кажущееся ему профанным.

 

Как Вы думаете, с чем связан настоящий бум тематики полтергейста в современном кинематографе? Проклятия, неприкаянные души, привидения, демоны – в последнее время их стало слишком много на экране.

 

– Страсти по полтергейсту объясняются просто. Если ты страдаешь от одиночества среди равнодушия и толкотни окружающего мира, смоделируй иной мир! Интернет и кинематограф предоставят тебе массу возможностей. Этот новый мир должен включать всё, недостающее тебе в старом. Как можно больше человечности – чувств, эмоций, острых ощущений! Как можно больше человека!

Отказавшись от религиозных истин, авторы фильмов ужасов продолжают ставить во главу угла человека и сосредотачивать на нём замыслы Бога. Если Бог не может пренебречь человеком, что говорить о демонах и призраках! У них выработан план по нанесению вреда конкретной личности или целому миру.

Я же настаиваю на отсутствии в инобытии привычных для людей представлений о добре и зле. Визиты гостей оттуда никакому плану не подчинены, встреча с ними пагубна для большинства потому, что большинство для Вечности не предназначено. Помощь от Бога даётся лишь тому, кто нацелен на другой мир, кому предстоит жить с этими существами. А есть те, чья природа совпадает с природой гостей. Живые призраки. Таким, конечно, ничто не грозит. Умереть для них – воссоединиться со «своими».

Свидетельствует ли вспышка интереса к инобытию о том, что «приблизилось Царство Небесное»? Неизвестно. Но в чём я абсолютно убежден – если Царство наступит, многие удивятся его несоответствию их фантазиям. Многие ужаснутся. Для многих же Царства вовсе не будет.

 

А почему «Охотники за привидениями» стали «Охотницами за привидениями»? Что это: очередная подачка феминисткам или реванш матриархата действительно грядёт?

 

– Это не матриархат, а вездесущий эгалитаризм, в данной форме характеризующийся подзабытым словечком «эмансипация». Я не открою Америку, заметив, что женщина и в Церкви, где ей рекомендовали молчать, не склонна к думам о жизни будущего века. Тем не менее, она давно там заговорила и говорит, не умолкая. Теперь настал черёд фольклора. Всех серьёзнее пострадал вампир, хотя в книге о нём я попытался показать, что он не столько жертва, сколько хитроумный победитель.

 

Снова «Из жизни английских привидений»: «Сам я не сталкивался с буйством потусторонней силы, а мелочи принимать в расчёт не стоит». А хотели бы столкнуться? Так сказать, по полной программе? И рассчитывали бы Вы при этом на помощь Бога?

 

– О «буйстве» я соврал. Читатель первой книги в серии не должен был подумать, что я мистик, который, как было известно ещё Лескову, «любит поиграть в вистик», и который по малейшему поводу делится озарениями. Привидения существуют? И да, и нет. Для меня – да, для вас – нет. Или наоборот.

Опять-таки, смотря какие привидения. Ты увидел нечто и спешишь открыть глаза людям? Напрасно! Эта истина твоя, а не общечеловеческая. Для тебя – буйство, для него – игра светотени и завывание ветра. Не о буйстве речь, а о вере в буйство.

Да и возраст надо принять в расчёт. Ребёнком я был гораздо восприимчивее к интересующим нас материям, а повзрослев, взглянул на них под иным углом. Как видите, я снова ухожу от ответа, дабы не показаться мистиком…

И о помощи Бога у каждого своё представление. Скажем, для апостола Павла смерть – приобретение. А кто из христиан расценил бы летальный исход после столкновения «по полной программе» как помощь Божию? Боязнь смерти – не свидетельство ли того, что другой жизни у боящегося не будет, и ради её поддержания он уповает на Бога?

 

Сергей Захаров

 

 

 

Понравилось? Поставь лайк:

 

Или даже поделись:

 

 

 

 


 

pic

Затмение. Дуэль экстрасенсов

Что, если участники нашумевшей «Битвы экстрасенсов» и впрямь что-то могут? Ну, хотя бы один. Или двое. Наверно, именно эта мысль посетила создателя картины «Затмение», вышедшей в прокат 27-го апреля. Сюжет фильма разворачивается на фоне паранормального шоу и включает в себя все элементы фэнтези и мистики: маги, шаманы, проклятия и настоящая любовь.

 

 


 

pic

Павел Крусанов: Писатель – не «глас небес»

2 апреля в Библиотеке семейного чтения города Ломоносова в рамках проекта «Петербургский алфавит» состоялась встреча с писателями Сергеем Носовым и Павлом Крусановым. Шанс послушать последнего, автора потрясающей трилогии «Укус ангела», «Бом-бом» и «Американская дырка», каждая книга которой насыщена ссылками или как минимум намёками на известных и не очень эзотериков и их доктрины, никак нельзя было упускать.

 

 


 

pic

Исцеляющая живопись

Среди многообразия направлений в живописи существует такое течение как «мистическая живопись»: к ней можно отнести абстракционизм, исцеляющие картины, иконопись. Изучая данное явление в искусстве, я познакомилась с Марией Резник – поэтессой, детской писательницей и глубокомысленным художником. В небольшом интервью Мария рассказала, как она пришла к своему творчеству и что её вдохновляет на написание картин.

 

 


 

pic

«На зов скорби»: зомби или чудо?

Да простят меня французы, но не так часто у них встречается хорошая фантастика. Тем интереснее заглянуть в исключение из правил. Впрочем, сериал «На зов скорби», скорее, мистический. Мирное течение жизни в маленьком городке в Альпах нарушено появлением вернувшихся с того света. Кого-то встречают со слезами и благодарят Бога за чудо, других пытаются убить, третьих просто боятся.

 

 


 

pic

Вера и знание прекрасно уживаются

Антон Первушин хорошо известен и как научный журналист, и как писатель-фантаст. Вовсе не намереваясь задеть поклонников литературного творчества этого автора, признаем, что нам интереснее его первая ипостась: не будучи эзотериком, Антон Иванович своими публикациями предлагает отменную пищу для ума тем, кто хочет обстоятельно разобраться в тематике Сокрытого.

 

 


 

pic

Москва 2017: война эгрегоров

Советский Союз, потом 90-е и, наконец, современность. Обычный – впрочем, нет: гениальный – рекламщик. И, вроде бы, никаких чудес. Фильм «Москва 2017» вышел пять лет назад, но заглядывает в наше время. Он снят как фантасмагория, но думается мне, что любители эзотерики могут увидеть и более глубокий смысл, чем это кажется на первый взгляд.

 

 


 

pic

«Для многих же Царства вовсе не будет»

«Из жизни английских привидений», «Вампиры Восточной Европы», «Тайный код столичных кладбищ», «Ужасы Французской Бретани», «Страшные немецкие сказки» – подобные названия книг настраивают на определённый лад, не правда ли? Однако работы затрагивают серьёзные проблемы и пытаются найти ответы на не менее серьёзные вопросы. Некоторые из них мы обсудили с Александром Волковым – автором незаурядных книг о Таинственном.

 

Читать все статьи раздела "Эзотерика и творчество"

 

 

СВЕЖИЙ НОМЕР


nomer

 

МЫ В СОЦ.СЕТЯХ


vk fb ok twitter google youtube



СОЦ.ОПРОС


reklama1

reklama1

reklama1



 

Главная Потустороннее Загадки Авторам статей
Люди, события, факты Здоровье Юмор Писателям и поэтам
Духовные практики Религии мира О нас Рекламодателям
Астрология Отношения Контакты Правообладателям
Нумерология Магия Эзотерические знакомства Специалистам в эзотерике
Эзотерика и творчество Места силы Кодекс этики журналиста Свежий номер

 

 


 

© 2014 - 2017 Эзотерический интернет-журнал "Иерофанта.нет"

Все права защищены